Помочь пчеловодам может только Путин

Проблема вырубки липы в Приморском крае зависла на стыке интересов пчеловодов и лесопромышленников.

Поставить точку в этой истории может только президент Российской Федерации, уверена одна из сторон конфликта.

«Судьба пчеловодства в Приморье напрямую зависит от восстановления охранного статуса видов липы амурской, маньчжурской и таке, действовавшего многие десятилетия, вплоть до 2007 г., а именно запрета заготовки их древесины в Приморском крае», — говорится в обращении пчеловодов на имя президента Владимира Путина, министра РФ по развитию Дальнего Востока Александра Галушки и губернатора Владимира Миклушевского (есть в распоряжении «К»). Представители пчеловодческой отрасли уверены, что по вине Минприроды последние шесть лет «в крае в угоду иностранным заказчикам происходит хищническая и во все возрастающих объемах заготовка древесины липы», и требуют наконец-то включить «камень преткновения» в «Перечень видов (пород) деревьев и кустарников, заготовка которых не допускается», утвержденный приказом Рослесхоза от 05.12.2011 № 513. «Уровень социальной напряженности пчеловодов достиг такой точки, что как бы не было беды», — отмечают авторы обращения.

Все последние годы, по мнению пчеловодов, Минприроды игнорировало развитие отрасли и вместо этого выдвигало «антигосударственные предложения». В частности, внести липу в Красную книгу Приморья. Маргарита Чипизубова, лесной гео­ботаник, председатель рабочей группы по рассмотрению вопроса о целесообразности внесения всех видов лип, произрастающих на территории Приморского края, в Красную книгу Приморского края: «Предложение включить липу в Красную книгу — это провокация против пчеловодов Приморья. Такую провокацию пытались устроить, еще когда решалась судьба кедра корейского. В итоге его все-таки внесли в перечень видов деревьев и кустарников, заготовка древесины которых не допускается. Если липа станет красно­книжной, это будет означать полное прекращение деятельности на 9 млн га. Поэтому предложение совершенно абсурдное, и научное сообщество считает его спланированной акцией по уничтожению ресурсной базы в Приморском крае».

Сегодня Приморье занимает четвертое место в России по производству товарного меда благодаря 7,5 тыс. пчеловодов, сохранивших 75 тыс. пчелосемей (в лучшие годы их насчитывалось 400 тыс.). Отрасль, среди прочих поднятая на знамена импортозамещения, переживает тяжелые времена. В числе причин собеседники «К» отметили низкое качество приморского меда, обусловленное недостаточно высокими требованиями ГОСТа, прежде всего высокую влажность и фасовку в пластиковую тару, отсутствие системы обучения и поток фальсификата (буквально недавно сотни тонн якобы российского меда из КНР были задержаны на границе США).

Но главная базисная проблема — оскудение ресурсной базы, считают пасечники. По данным Приморской ассоциации лесопромышленников и экспортеров леса (ПАЛЭКС),

«… годовая расчетная лесосека Приморского края составляет 7 млн м3 пород, идущих в рубку. Вырубаемый объем деревьев породы липа в этом объеме составляет 4,3%». Но, как говорится в обращении приморских пчеловодов к президенту, «в действительности объем вырубки липы в разы (!) больше: «…из пяти срубленных деревьев только одно соответствует предъявляемым требованиям к деловой древесине, а остальные остаются на лесосеке, так как значительная часть из них дуплистая. Это свидетельствует о губительном и нерациональном использовании медоносных деревьев».

Катастрофические последствия?

За период с 2009 г. краевая администрация, Законодательное собрание ПК, общественные объединения пчеловодов края многократно направляли обращения в Минприроды РФ, Федеральное агентство лесного хозяйства, президенту, председателю правительства о включении в «Перечень» липы амурской, маньчжурской и таке. Однако вопрос безнадежно увязал в бюрократических коридорах и остается нерешенным по сей день. «Лесопромышленное лобби непреодолимо. Поэтому мы надеемся, что точку в этой истории поставит президент», — считает Маргарита Чипизубова.

Андрей Сколов, пчеловод, член ПКОО «Союз пчеловодов Приморского края»: «Эта ситуация выгодна лесозаготовителям. Посмотрите на масштабы наводнений, которые с каждым разом все более серьезные: раньше дожди тоже выпадали, но тайга хорошо удерживала влагу и, когда осадков не было, потихонечку ее отдавала, уровень воды так резко не поднимался и не опускался. Вырубки липы грозят серьезными экологическими последствиями. Сейчас кедр не рубят с мотивировкой, что это корм для животных. Но обильный урожай кедра бывает раз в четыре года, а вот эти три года дикие свиньи — основной корм для тигров — питаются семенами липы. Чтобы тигров было много, у них должно быть много еды, иначе они идут в населенные пункты грызть собак и скот. Но причина-то в людях, которые варварски вырубают лес.

Предложение Минприроды увеличить возраст лип при рубке я считаю неприемлемым. Красная книга — совсем абсурдный вариант: в нее вносят исчезающие виды, а липа к таковым не относится, и если ее вырубают, довольно быстро вырастает от корня. Но все дело в том, что она начинает обильно выделять нектар только с 40–50 лет, а максимальную силу набирает примерно в 120 лет, а в 300 еще продолжает медоносить. Молодое дерево будет давать мед только через 50 лет. То есть сегодня липа исчезает как сырьевая база, что представляет катастрофические последствия для пчеловодства — отрасли, и без того находящейся в упадке по сравнению с ее состоянием в Советском Союзе. Раньше пчеловоды были буквально в каждой деревне, практически 50% деревенского населения держало пчел, сейчас их единицы».

Николай Петров, пчеловод с 30-летним стажем: «Представьте: живет человек где-нибудь в глухой деревне Еловка Анучинского района, держит пасеку, собирает мед. А потом раз — и обнаруживает пустые ульи, потому что вокруг Еловки вырубили липу. Конечно, это будет для него катастрофа. А между тем Приморье по своим пчеловодческим характеристикам не имеет равных в мире. Особенно уникальна маньчжурская липа — у нее цветок раз в десять крупнее, чем у других видов, и соцветия обращены вниз, так что дождь не смывает нектар. Благодаря этому медосбор составляет полторы тонны меда на гектар — это рекордное количество».

Своя правда

Однако лесопромышленники видят проблему под другим углом. Павел Корчагин, генеральный директор Приморской ассоциации лесопромышленников и экспортеров леса: «Ограничительные мероприятия, предложенные нашими пчеловодами, едва ли можно назвать целесообразными. Ответственные арендаторы не рубят столько липы, сколько им приписывают. Варварские вырубки — дело рук браконьеров. Я считаю, кто-то с помощью пасечников хочет выбить нас с определенных позиций. Мы не раз предлагали нормальный диалог, но, к сожалению, не нашли понимания. Если для «лесников» и пчеловодов представляет ценность одна и та же порода дерева, почему бы не разработать программу восстановления ее популяции?

Нельзя забывать, что арендаторы лесных участков платят налоги, создают рабочие места, ведь любую проблему надо рассматривать с трех точек зрения — экономической, социальной и экологической. Дело идет к тому, что мы можем просто потерять рынок липы, как уже случилось с кедром, а это немаловажная часть лесной отрасли. Восстановить ее потом будет очень тяжело. Сегодня — липа, завтра — ясень, послезавтра другая порода. Посмотрите, что произошло с экспортом дуба после введения ряда дополнительных ограничительных мер. Если десять лет назад доля экспорта приморского дуба в Китай составляла 70%, то сейчас — 15%. Китайские партнеры говорят: «Не нужен нам ваш дуб, вы задерживаете сроки поставки, лучше будем работать с другими контрагентами». Приморской липе тоже быстро найдется замена».

Владимир Шагойко, генеральный директор ОАО «Приморский ГОК» (на базе которого в 2003 г. был создан лесоперерабатывающий комплекс): «Ограничениями ничего не добиться. Занесли кедр в перечень пород, запрещенных к вырубке, и что? Теперь он перезревает и падает. «Нормальные ребята» не рубят лес беспощадно, они понимают, что это самовозобновляемый ресурс, который требует аккуратного обращения и которым будет жить не одно поколение. А на черных лесорубов и недобросовестных мелких арендаторов ни Красная книга, ни какой-либо перечень не повлияют. Я думаю, идеальное решение — передать арендаторам право собственности на лесные участки. Рачительный хозяин заинтересован правильно пилить, сажать и поддерживать свой «огород». Что касается государства, то оно не является эффективным собственником».

Юлия ПИВНЕНКО

2 thoughts on “Помочь пчеловодам может только Путин

  • 14.09.2016 в 10:07
    Permalink

    1500 кг на гектар? Куда они весь этот мёд продают?

    Ответ
  • 14.09.2016 в 12:54
    Permalink

    Да продаём потихоньку. У нас почти каждая семья мёд покупает

    Ответ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *