Несладкий мёд.

Какие проблемы волнуют пчеловодов Алтайского края?

расплод

В последний день лета в краевом центре закончился ежегодный праздник «Медовый спас на Алтае» с ярмарками и показом достижений современного пчеловодства.

Но продажи свежего мёда на этом не прекращаются – до середины октября на пасеках края будут качать янтарный продукт, а затем он разными путями попадёт к потребителю – как в регионе, так и за его пределами.

Этим завершится активная часть медовой поры на Алтае, хотя у пчеловодов останется много работы по подготовке пасек к зиме, подсчёта потерь и приобретений, планированию будущего сезона. Этот год оказался для медовой отрасли края не простым – как в плане погодных условий, так и административных новаций, удлиняющих процесс продвижения мёда на рынок.

 Сохранить пчелу

До того, как мёд окажется на нашем столе, он проходит долгий и трудный путь. У Валерия Тягунова, пчеловода Чарышского района, сегодня в хозяйстве около 270 пчелосемей, столько же ульев. В прошлом году медведь утащил улей прямо из-за электрической изгороди – схватил тот, до которого дотянулся, и в перед- них лапах унёс в гору. В этом году улей зверь утащил, когда электрозабор, работающий от автомобильного аккумулятора, был случайно отключён. После таких набегов от ульев остаются только щепки – и мёд, и пчёл медведь съедает.

медведь

Но куда больше вред пчеловодству наносят не дикие звери, а крошечные паразиты и вирусы. В прошлом году пасеки в отрогах Бащелакского хребта накрыл азиатский нозематоз – уже летом пчёлы начали погибать, хотя сразу это не было заметно – налётная семья слабела, и только ближе к осени можно было обнаружить почти полностью пустые ульи.

По словам Валерия Тягунова, азиатский нозематоз раньше распространялся только на азиатскую пчелу, которая не имела хозяйственного значения. Потом на Дальнем Востоке вместе с клещом заболевание перешло на медоносную пчелу. Несколько лет назад оно появилось на пасеках в долине Чарыша – в 2014 году там был большой отход. А в прошлом добралось до отдалённых сел – пока пчеловоды сориентировались, приняли меры, часть пчёл потеряли.

В этом году численность пчелосемей удалось восстановить, но хорошему медосбору помешала погода – непрекращающиеся с начала лета дожди. Если в прошлом году, даже при гибели пчёл, с 270 ульев удалось собрать 5 тонн мёда, в лучшие годы собиралось до 11 тонн – то в этом году будет немногим более 4 тонн.

Кстати

В России продаётся в пять раз больше алтайского мёда, чем производится в крае. За алтайский мёд выдаётся и мёд других регионов, и фальсификат. Пчеловоды Алтая хотят сегодня внедрить методику спектрального анализа мёда по системе Фурье, чтобы быстро определять место происхождения товара. Стоимость такого лабораторного анализа в условиях региона – 570 рублей, намного меньше, чем альтернативный изотопный анализ мёда.

  Вопросы кооперации

соты мёд

Изменения в законодательстве и экономическая ситуация заставляет пчеловодов края объединятся в кооперативы, но процесс идёт медленно. Вероятно, многих отпугивает советский опыт строительства колхозов. Но кооперация – не коллективизация. Объединяться необходимо – кооперация позволяет пчеловодам, почти каждый из которых является фермером и имеет наёмных работников, совместно решать более серьёзные задачи, которые по отдельности решить невозможно.

Попытки организовать экспортные поставки предпринимают пчеловоды Чарышского района. В этом году в июле в район приезжали французы, до этого китайцы – сегодня из-за разности в валютных курсах российский, и, в частности, алтайский мёд стал очень привлекательным для иностранцев. Но требования французов – поставка мёда партиями объёмом не меньше 18 тонн. Это под силу только кооперативу. Сам мёд французам понравился, прошёл экспертизу в их лаборатории, но взаимовыгодную международную торговлю тормозит процесс оформления документов. Чтобы отправить сегодня мёд на экспорт, нужно, чтобы его производитель был аккредитован для такой торговли. А это не так просто – прохождение всех инстанций, которые работают в соответствии с законом, занимает много времени. Пасечники поневоле вспоминают добром советский опыт, когда при необходимости все вопросы экспорта решались быстро и эффективно. Кстати, как рассказывали французы, за рубежом отправка продукции за рубеж также не требует слишком большого числа документов – малому бизнесу, в том числе пчеловодческому, стараются сильно не мешать.

леток

Иногда экспортные поставки срываются из-за неопытности их участников – в одном из медовых кооперативов края партию продукции разлили в 200-литровые бочки, соответствующие стандартам Евросоюза, но забыли, что они были в употреблении. Принимающая сторона забраковала всю партию.

Кооперативы нужны пчеловодам и для торговли мёдом на внутреннем рынке. Если раньше пчеловод мог приехать в город и встать свободно торговать мёдом, то теперь это запрещено законом. Предварительно нужно заключить договор с администрацией территории, а для этого, образно говоря, нужно иметь печать. Один из выходов – использовать печать кооператива.

Очень нужные бумажки

Ещё одна проблема пасечников Чарышского района – земля. Село Чайное оказалось по сути вне закона о земле. Половина домов и огородов не оформлена в Россреестре, и попадают под штрафные санкции – первый штраф – 5 тыс. рублей, через полгода – 15 тыс. рублей. А провести регистрацию половина населения не в состоянии. Её стоимость около 20 тыс. рублей, учитывая необходимость несколько раз ездить для этого в райцентр.

Лесное законодательство тоже изменилось не в лучшую для пчеловодов строну. Как рассказывает Валерий Тягунов, до этого года можно было пользоваться лесными билетами с безвозмездным срочным пользованием – бесплатно ставить пасеки в лесной зоне на полянках, на территории гослесфонда. Когда проходило межевание, пасеки на бывших колхозных землях часто попадали в зону лесхозов – межевали по бумагам, и когда, к примеру, между двумя лесными массивами оказывалось поле, его тоже записывали в единый лес. Можно, конечно, пойти в суд и высудить эти приписанные земли – но на это тоже нужно время и деньги. Поэтому обходились лесными билетами.

Но с этого года такую норму закона отменили – теперь землю лесного фонда можно взять только в аренду на 49 лет, только через аукцион, который ещё нужно выиграть. Единовременные затраты со стороны пчеловодов – около 30 тыс. рублей.

«Рациональности тут нет никакой, какая польза от запретов, тем более что 80 процентов земли вокруг села, по сути, ничьи – бросовые и брошенные земли, кустарник, сенокосы?», – спрашивает Валерий Тягунов.

Несмотря на проблемы, пчеловоды края работают сегодня активно и делают всё, что в их силах для продвижения такого уникального алтайского продукта. В этом году в предгорьях особенно большой урожай кипрея и горной герани, поэтому горный мёд будет иметь особый насыщенный вкус. Жители края любить мёд никогда не перестанут, а значит, всегда будут и те, кто держит пасеки, заботится о пчёлах.

Мнение экспертов

Юрий БОГУСЛАВСКИЙ, руководитель краевого кооператива «Алтай – медовый край»:

– Урожай мёда в 2016 году в Алтайском крае из-за летних дождей может оказаться в два раза меньше, чем в прошлом году, когда официально было собрано около 5 тыс. тонн мёда. Летом текущего года пчёлы почти ничего не набрали, однако остаётся надежда на «медовую подкову» – северные предгорные, таёжные районы, где находится 90 % пасек, поскольку данные территории находились в более благоприятных условиях.

Цены на алтайский мёд свежего урожая остались на уровне прошлогодних – от 200 рублей за килограмм, и для потребностей самого региона собранного мёда должно хватить.

В настоящее время в регионе зарегистрированы от 200 до 300 тысяч пчелосемей, но неофициально их больше – примерно 700 тысяч. Это может создавать проблемы для самих пчеловодов при возникновении конфликтных ситуаций. Так, к примеру, в одном из районов фермер протравил поля от насекомых, а рядом с ними стояли около 700 пчелосемей, которые погибли. Однако при подаче в суд в паспорте на пчеловодческое ЛПХ стояло 20 пчелосемей, и получить компенсацию за всё не удалось.

Сергей ТАСТАН, председатель правления Национальной ассоциации пчеловодов и переработчиков продуктов пчеловодства, председатель правления Союза пчеловодов и переработчиков пчелопродукции Алтайского края:

– Все документы, необходимые для современного и рентабельного развития отрасли, подготовленные по поручению Президента России, ушли в правительство. Вероятно, на осенней сессии Госдумы закон о пчеловодстве будет принят. Новые ветеринарные правила Минсельхоза, основанные на законе о пчеловодстве Алтайского края, появятся, я думаю, уже в течение месяца-двух. Дополнения и изменения в ГОСТы будут разработаны и приняты в течение года. Потому 2017 год для пчеловодов России и, конечно же, Алтайского края должен стать настоящей точкой роста.

Сегодня в стране мы первые – и в плане модернизации, и внедрения самых современных технологий. Некоторые хозяйства в нашем крае имеют уже более тысячи пчелосемей. Сегодня идёт борьба фермеров за пчеловодов, поскольку такое сотрудничество означает получение хорошего урожая гречихи и масличных культур.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *