Медом не намазано

Новый сезон для многих пасек юга может стать последним: холодная и мокрая весна привела к распространению пчелиных болезней, а ветеринарные службы, по словам экспертов, не хотят, да и не могут помогать пасечникам. Кроме того, из-за проблем со сбытом многие фермеры вообще отказываются от этого бизнеса. По их словам, Россия могла бы экспортировать мед и пчелопродукты всему миру, но, возможно, мы скоро будем его закупать в Китае.

— Пчеловодство уже много лет не приносит значительного дохода. Для многих это скорее хобби, — говорит донской фермер Сергей Кузьминский. На его ферме порядка 20 пчелосемей, и для своего поселка он крупный производитель. Но, по его собственному признанию, разбогатеть на любимом деле он так и не сумел. — Большую часть меда реализует дочь, она работает в Ростове и продает мед по объявлению соседям, коллегам, через знакомых. Но сколько так продашь? Я эти деньги, конечно, не беру. Просто помогаю детям. А сдавать перекупщикам за копейки тоже не хочется. Труда жалко.

И такая ситуация практически по всему югу России: и в Ростове, и в Крыму, и на Кубани.

— Чиновники махнули на пчеловодство рукой. Мы много лет добивались принятия закона о пчеловодстве в Ростовской области. Еле смогли его пролоббировать. Но все осталось как раньше. Представьте, если на соседней с вами пасеке появится болезнь пчел, то она 100 процентов перейдет к вам, угрожая уничтожить весь бизнес. И думаете, владелец зараженной пасеки понесет какое-нибудь наказание? Вряд ли. Мониторинга болезней практически нет, профилактики нет, — сетует глава Союза пчеловодов Дона Александр Железняков. — В этом году из-за холодной, влажной весны есть большой риск всплеска болезней пчел, но никаких мер не предпринимают. Естественно, ответственные и серьезные предприниматели не хотят работать в таких условиях и уходят с рынка.

Пчеловоды советской волны постепенно отходят от дел, а молодые ребята не видят в этом бизнесе перспективы.

— В Краснодарском крае раньше было 465 тысяч пчелосемей, а сейчас осталось всего 137 тысяч, — подтверждает тенденцию профессор Кубанского государственного агроуниверситета Василий Комлацкий.

В результате на многочисленных медовых ярмарках, которые сейчас так популярны в стране, большая часть меда либо откровенная подделка, либо дешевый продукт из соседних стран (в основном Средней Азии и Китая). Его же из-за дешевизны предпочитают закупать отечественные кондитеры.

— До революции 1917 года российский мед, маточное молочко и пергу поставляли в Европу, их закупали и тамошние кондитеры, и оптовики, и даже императорские дома. Сегодня же мы с такой огромной территорией, таким благоприятным на юге и на Кавказе климатом закупаем дешевый контрафакт из-за рубежа, — говорит Железняков.

Причем вклад пчеловодов в экономику юга измеряется далеко не одним только медом. Например, по словам ученых, опыление подсолнечника увеличивает его урожайность на 15 — 40 процентов. Только в Краснодарском крае, где этой масличной культурой ежегодно засевают 430 — 465 тысяч гектаров, из-за сокращения количества пчел хозяйства теряют сумму, равную годовому бюджету одного сельского района — около шести миллиардов рублей. При этом если в странах ЕС, США и Турции пчеловодам платят 100 — 200 долларов за опыление одного гектара сельхозугодий, то у нас все ровно наоборот. Владельцам пасек приходится самим платить фермерам или агропредприятиям за разрешение поставить ульи на их земле.

— Обычная такса — банка меда с улья, — рассказал «РГ» председатель Союза пчеловодов Крыма Николай Клочко. — Единственное предприятие, которое у нас платит пчеловодам за опыление, а не берет с них деньги, это Крымская фруктовая компания. У них 800 гектаров интенсивных садов, и в прошлом году там пчеловодам давали 300 рублей за улей во время цветения.

По словам эксперта, пчеловоды Крыма считают, что их вклад в развитие сельского хозяйства полуострова недооценен, и хотели бы пользоваться государственной поддержкой наравне с другими отраслями аграрного производства. Но пока не могут. В 2016 году только две пчелофермы Крыма получили гранты Минсельхоза РФ на развитие. Местные власти готовы финансово поддержать пчеловодов, но на определенных условиях. Как минимум для этого нужно зарегистрировать фермерское хозяйство, создать три рабочих места, словом, стать полноценным сельхозтоваропроизводителем. Далеко не всем аграриям это нужно.

Однако теперь у них появилась другая возможность воспользоваться господдержкой — им предлагают объединиться в потребительские сельскохозяйственные кооперативы. В этом году первые четыре кооператива в Джанкойском, Нижнегорском и Раздольнеском районах получат по 10 миллионов рублей в качестве гранта на развитие. Основное требование — в объединении должно быть не менее 10 членов.

— Для личных подсобных хозяйств это единственная предусмотренная законом форма получения финансовой помощи от государства, — говорит начальник управления министерства сельского хозяйства РК Маргарита Екимова. — Постепенно приходит понимание того, что это выгодно, и в министерство уже подано несколько пакетов документов на регистрацию новых объединений.

— При этом нужно понимать, куда будет продаваться этот товар. Произвести можно, а вот продать по приемлемой цене уже гораздо сложнее, — говорит Железняков. — Поэтому нужно в первую очередь убрать подделку с рынка. Это важно и для потребителей, и для российского бизнеса. А уж произвести мед в необходимом количестве мы и без господдержки сможем.

Кстати

Урегулировать проблемы пчеловодов Крыма, устранить препятствия в их работе мог бы региональный закон «О пчеловодстве». Как сообщил «РГ» президент региональной общественной организации Ассоциация пчеловодов и апифитотерапевтов Крыма Петр Данилюк, проект уже разработан с участием сообщества пчеловодов и передан в Государственный совет Крыма.

https://rg.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *