ГОСТ на мёд устарел

Алтайские экспортеры меда угодили в неприятную историю. В начале мая этого года Россельхознадзор сообщил о том, что в продукции компании «Медовик Алтая» китайские эксперты обнаружили антибиотики. Причем информация датировалась августом 2016-го, и с тех пор, как утверждает федеральное агентство, поставляемая «Медовиком Алтая» продукция претензий не вызывала. Но ситуация оказалась намного сложнее: КHР может вообще отказаться от ввоза российского меда, поскольку российские ГОСТы перестали отвечать международным стандартам.
«Медовик Алтая», базирующийся в предгорном Калманском районе Алтайского края, уже несколько лет поставляет большие объемы своей продукции в Китай, а ведь эта страна не только один из крупнейших мировых импортеров меда, он и один из ведущих его производителей. В 2016 году экспорт российского меда в Китай значительно вырос из-за выгодного курса рубля, а контроль качества существенно ужесточился. Это коснулось и других импортируемых в КНР продуктов. Причем эта тенденция проявилась еще три-четыре года назад, когда в условиях недостаточного собственного производства тысячи зарубежных компаний атаковали продовольственный рынок Китая.

— Продукция предлагается самая разная — от замороженного мяса до зерна. Несмотря на то, что далеко не вся китайская продукция отвечает международным стандартам, прежде всего, экологическим, требования к зарубежным товарам очень жесткие. Случаи обнаружения различных вредных добавок нередки — такие претензии предъявляются к продуктам из десятков стран. Поэтому случай с российским медом не является чем-то экстраординарным или политически ангажированным, — рассказал в беседе с корреспондентом «РГ» руководитель Школы востоковедения Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» (НИУ ВШЭ), доктор исторических наук, профессор Алексей Маслов.

Следы антибиотиков — фурацилина, хлорамфеникола и ряда других препаратов, — найденные в алтайском меде, связаны с лечением пчел от болезней, которым они подвержены. Проблема в том, что здесь китайские и российские стандарты сильно отличаются. Если в российской лаборатории в килограмме меда найдут до десяти микрограмм хлорамфеникола, то в заключении будет написано: «антибиотик не обнаружен». По китайским же нормативам его должно быть не более 0,1 микрограмма на килограмм.

После рекламации со стороны импортера алтайская компания начала искать лабораторию, в которой можно было бы проверить мед по китайским стандартам. Выяснилось, что в России таких нет. Пришлось срочно закупать оборудование самим, и в сентябре 2016-го лабораторию открыли. Начальник отдела сбыта «Медовика Алтая» Сергей Нелюбов утверждает, что все партии меда, которые были отправлены в Китай после этого, нареканий не вызвали. Однако для других российских экспортеров меда, в том числе алтайских, проблема остается актуальной, и китайские эксперты вынуждены констатировать, что в целом ситуация не изменилась.

— Поэтому нельзя исключить возможности запрета на импорт российского меда, — предполагает Сергей Нелюбов. — К сожалению, каждый из производителей сам по себе и сам за себя, и большинство из них не может делать анализ содержания антибиотиков. Поэтому контроль проводится в КНР, а это требует много времени и денег. Но другого выхода нет.

Сергей Нелюбов уверен: пришло время менять российские стандарты, приводить их в соответствие с международными. Тогда тот же «Медовик Алтая» получит возможность требовать соблюдения стандарта всеми пчеловодами, с которыми он сотрудничает.

— Мы принимаем мед с пасек в соответствии со своими нормативами, но при этом поставщик не получит от нас бумаг, подтверждающих соответствие его продукции международным стандартам. Получается заколдованный круг: нет стандарта — нет лаборатории, нет лаборатории — нет контроля. Лаборатория Россельхознадзора работает по старому ГОСТу, принятому еще в советское время, — отмечает Нелюбов.

В 2011 году Россия, Казахстан и Белоруссия в рамках Таможенного союза приняли технический регламент пищевой продукции. Он допускает содержание антибиотиков в меде в тысячекратном размере большем, чем по мировым нормативам. На этом фоне бледнеют даже российские стандарты, допускавшие стократное превышение. Конечно, в реальности в странах Таможенного союза меда с таким высоким содержанием антибиотиков не встретишь. Тем не менее ошибочный, как уверены специалисты, пункт не мешало бы исправить. Что касается меда, отвечающего нынешним российским стандартам, то он, по словам Сергея Нелюбова, для потребителя безопасен: «Наличие антибиотиков в нем ничтожно мало. Тем не менее, по стандартам Китая и многих других стран, антибиотиков и других искусственных компонентов в меде не должно быть совсем, потому он и называется натуральным».

О необходимости принятия нового ГОСТа говорят и другие отраслевые эксперты. Недавно проблему с пчелиными антибиотиками признал Сергей Тастан, председатель Союза пчеловодов и переработчиков пчелопродукции Алтайского края. Помимо устаревших стандартов, он отметил еще и низкое качество ветеринарных препаратов: на этикетках указывается один состав, а в реальности он другой. Да и сами пчеловоды могут нарушать правила лечения и содержания пчел. Не все из них следуют рекомендациям о прекращении применения антибиотиков не менее чем за два месяца до основного взятка нектара.

Остается неясным, почему прошлогоднюю историю с партией меда, забракованной в Китае, предали огласке только спустя девять месяцев. Если верить статистическим отчетам, в регионе основным официальным экспортером меда в Китай является «Медовик Алтая», на долю которого в 2016 году пришлось девяносто процентов от 84 тонн, прошедших через таможню. Однако не секрет, что мед отправляют в Поднебесную и многие другие алтайские производители, и, по некоторым экспертным оценкам, объемы таких поставок в два-три раза превышают официальные. Но в случае рекламаций наказывают тех, кто работает «прозрачно».

Алексей Маслов, руководитель Школы востоковедения НИУ-ВШЭ:

— Не думаю, что китайская сторона будет припоминать случай с «Медовиком Алтая» российским производителям, но, конечно же, в известной степени имидж подпорчен. Не исключено, что, забраковав российскую продукцию, китайские оптовики станут сами ее закупать — например, на Алтае, — чтобы не позволить нашим компаниям самостоятельно выходить на рынок КНР. Вывод прост: помимо налаживания качественного производства, надо приобретать и профессиональные навыки работы на азиатских рынках. Просто предлагать хороший продукт недостаточно — его надо правильно позиционировать, брендировать, а также проходить все формы сертификации, в том числе и добровольные. Например, при поставках меда имеет смысл получить сертификат органической пищи и сертификат здоровой пиши: несмотря на дополнительные расходы и потраченное время, российские поставщики избежали бы возможных неприятностей. Сама сертификация занимает до девяноста дней, ее процедура абсолютно прозрачна. Целесообразно пройти сертификацию на анализ вредных веществ и критические контрольные точки, практику добросовестного производства. Следует зарегистрировать и торговую марку, и производственную технологию, ведь любой успешный товар — например, российский шоколад — в КНР моментально начинают подделывать. У нас же до сих пор считается, что достаточно найти оптового покупателя пищевой продукции, и китайский рынок «завоеван».

https://rg.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *