Бесплатный гектар. Как дела у пчеловодов?

Бесплатный гектар. Как дела у пчеловодов?

 

Дороги в Амурском районе отвратительные. Видно, что на главном шоссе местами уложено новое асфальтовое полотно, но толку от этого мало: пассажиров автобуса подбрасывает в креслах на полметра. Говорят, что нынешние дорожники в этом уже не виноваты — ошибка геодезистов, работавших здесь, когда дорогу только строили. Они не учли грунтовых вод и других особенностей района, поэтому дорогу постоянно подмывает и разрушает кипучая деятельность природы под землей — порой асфальт может «уплывать» на обочину целыми кусками.

Ехать, тем временем, порядочно: 40 километров от Комсомольска до поворота на Амурск; затем еще около 30 километров в район села Ульбинка (одна улица, девять домов; вряд ли там кто-то еще живет), не доезжая километров семи до Эльбана; потом, съехав с районной магистрали на грунтовую дорогу, — километров пять в сторону озера Омми вдоль каких-то брошенных сельскохозяйственных угодий.

эльбан карта

Журналисты (в основном хабаровских телеканалов) какое-то время сосредоточенно готовятся к работе, активируя свою эрудицию и припоминая все, что им известно про Эльбан: механический завод «Восход», когда-то производивший взрывчатку и снаряды для фронта, а потом перешедший на гражданское производство (впрочем, тоже взрывчатки, уже промышленной); огромный следственный изолятор с архитектурой в форме звезды в традициях Филадельфийского (Пенсильванского) тюремного строительства; психоневрологический интернат еще более внушительных размеров. Свернув с трассы куда-то в дебри Амурского района и пыля промеж тайги и покинутых огородов, журналисты теряют рабочее настроение и начинают петь на мотив песни группы «Любэ»: али есть гектар тот, али его нет.

В конце концов за окном на обочине дороги внезапно появляются ульи. Александр Талеркин — потомственный пчеловод, пасеки держали его отец и дед, причем в этом же месте. Сам бывший военный из Амурска новый вид деятельности осваивает третий год после выхода на пенсию, говорит, что опыта ему пока не хватает.

алекасндр тарелкин пчеловод
Александр Талеркин

Он и до раздачи земли вел здесь свое хозяйство, но нелегально. Александр рассказывает, что рад был бы и раньше взять землю в аренду, но кадастровый инспектор выставил неподъемную стоимость. Теперь же Александр решил воспользоваться возможностью и оформить свой участок по закону бесплатно. Ближайшие пять лет ему не придется ничего платить — ни налогов, ни арендной платы — а потом он планирует взять этот участок в аренду. Оперативностью и удобством оформления земли он полностью доволен: никаких мучительных хождений по кабинетам и инстанциям, документы на свой надел земли он получил аж за три дня.

Целиком гектар он брать не стал, ему столько земли просто не нужно, ограничился примерно половиной. Пара десятков ульев, которые он тут разместил, и пол-гектара не занимают — так что даже этот участок ему на вырост.

Бесплатный гектар. Как дела у пчеловодов?

Выбор места в пчеловодстве — очень тонкая вещь. Здесь пчелы могут собирать пыльцу и нектар, а в пятистах метрах в любом направлении уже не могут. С пчелами в этом смысле вообще трудно, они не очень хорошо ориентируются в пространстве: если улей даже совсем немного переместить, пчела будет очень долго виться над старым местом, не соображая, куда подевался домик.

Еще Александр рассказывает, что в этой местности раньше вели хозяйство китайцы, и из-за них ни о каком меде речи быть не могло — слишком много рассыпали химикатов. Теперь китайцам перестали сдавать землю, и обстановка улучшилась.

Для создания своего хозяйства Александру пришлось взять полумиллионную ссуду в банке, причем большая ее часть ушла на покупку грузовичка — без машины-то сюда никак не попасть. Один улей обходится в десять тысяч — вместе с покупкой пчелиной семьи. С каждого улья Талеркин собирает по 50-70 килограммов меда за сезон (с июня по сентябрь). Покупатели в основном — постоянная своя клиентура. Затраты, по его ожиданиям, окупятся через пару лет. Хотя успех такого предприятия слишком зависит от погоды и климатических изменений: чтобы растения выделяли нектар, нужны определенные температура и влажность. Александр жалуется, что с каждым годом дела идут все хуже, в этом году меда совсем мало — причем не только у него, а у всех вокруг, даже в Амурской области.

Впрочем, расходы пчеловоду еще предстоят немалые. Между пасекой и дорогой — затопленная канава. Чтобы сделать проезд, нужно проложить трубу. Всё это, по оценкам Александра, обойдется в триста тысяч рублей.

Главный вопрос, который тут может возникнуть у постороннего человека: зачем условному Александру Талеркину все это нужно? Он и раньше спокойно вел свое хозяйство «дикарем», никто его не трогал, да и едва ли нашел бы в такой глуши. А теперь про него знают, через пять лет ему придется оформлять землю в собственность или аренду и платить налог или арендную плату. Вероятно, какая-то часть предпринимателей так и рассуждает. Ответ на этот вопрос дает уже изрядно покусанным и гадающим, у кого есть аллергия, журналистам председатель комитета по управлению муниципальным имуществом Амурского Района Михаил Исаков.

михаил исаков пчеловод
Михаил Исаков

Некоторым не достаточно вести незаконную деятельность на участке, они хотят развивать свое хозяйство, вступать в краевые программы поддержки, получать субсидии, покупать технику в лизинг — для этого им необходимо узаконить свою деятельность. Например, обеспечивать ваш участок инфраструктурой никто не обязан. Но под эти цели можно получить грантовую поддержку, а значит, нужно показать, что у вас есть земля и именно на ней вы собираетесь что-то делать. Кроме того, сюда действительно может прийти какой-то крупный инвестор (вроде тех же китайцев, которые тут раньше были) и выгнать любого незаконного пчеловода. А с законно оформленного участка прогнать уже никого не получится.

Бесплатный гектар. Как дела у пчеловодов?

Источник