Австралийский автоматический улей

Автоматический улей — новейшая технология сбора меда

14 февраля в сети появился видеоролик с демонстрацией проекта улья, для извлечения мёда из которого достаточно подставить ёмкость и подождать, пока она наполнится. Ролик имел большую популярность и набрал миллион просмотров за два дня. Собственно кампания краудфанинга, в которой призывал поучаствовать ролик, началась 22 февраля, и её успех оказался не менее ошеломителен: проект стал рекордсменом Indiegogo по скорости набора первого и второго миллионов.

проект Flow

И это неудивительно: извлечение мёда из ульев — это самая трудоёмкая и времязатратная работа в пчеловодстве. Традиционно эта операция состоит из множества шагов, основными являются открытие улья, удаление пчёл, распечатывание сот с мёдом и работа центрифуги аппарата медогонки. Также возможны стекание мёда без всякой помощи и после этого тепловое воздействие. А австралийский проект Flow предлагает решение, при котором для извлечения мёда не нужно открывать улей и тревожить пчёл — нужна лишь ёмкость, в которую будет стекать готовый продукт.

проект Flow

Идея родилась на северном побережье Нового Южного Уэльса в результате множества укусов сквозь защитное снаряжение и досады от десятков раздавленных пчёл. Отец и сын Кедар и Стюарт Андерсоны разрабатывали этот проект на протяжении десятилетия. Результатом стала пластиковая (без бисфенола А) рамка Flow, которая состоит из частично сформированных сот.

Пчёлы заканчивают соты воском, закладывают продукт и запечатывают его. Рамка Flow открывается посередине. Мёд стекает из двух рядов сот вниз без необходимости тревожить пчелиную семью дымарём. Затем соты вновь закрываются, чтобы пчёлы смогли распечатать пустые соты и продолжить сбор продукта — пчёлы почти немедленно замечают, что соты пусты. Пчёлы используют часть воска повторно, что может улучшить производительность и выдачу мёда. Плексигласовое оконце позволяет видеть, когда мёд запечатан и готов для сбора.

Рамка Flow

Авторы называют своё изобретение самым значительным нововведением в пчеловодстве с 1852 года, намекая, что Flow стоит наравне с ульем Лангстрота. Легко увидеть, что новинка не только бережёт время и делает процесс безболезненным для пчёл, но также ставит получение мёда в рамки простого процесса, доступного для не готовых покупать дорогое оборудование любителей. Пчёлы часто становятся агрессивными при разборке их улья. Обещается, что с Flow соседи пасечника не заметят процесса сбора мёда.

Для бэкеров доступно несколько опций: можно получить либо готовый Flow Box, либо несколько рамок Flow для включения их в собственную конструкцию стандартного улья. Цены начинаются с отметки 230 $, с ними можно ознакомиться на странице проекта. За 600 доллларов бэкер получит набор для сбора полностью готового улья, для работы которого нужно лишь найти пчёл.

рамка Flow

Австралийцы утверждают на основании нескольких лет наблюдений, что пчёлы не имеют каких-либо особых предпочтений и заполняют соты Flow с той же частотой, что и соты обычных рамок. Также заявлено, что каждая рамка приносит до 3 кг мёда, а частота возможного сбора варьируется в зависимости от силы семьи и может составлять от недели в пик сезона до месяца. Мёду нужно от двадцати минут до двух часов для стекания. Также всё же рекомендуется носить защитную одежду. Разумеется, не стоит забывать оставлять часть мёда для зимовки пчёл.

Пчеловоды Башкирии усомнились в полезности австралийского улья

В сети набирает популярность видеоролик с демонстрацией проекта улья, для извлечения меда из которого достаточно подставить емкость и подождать, пока она наполнится. Ролик о революционном способе добычи меда набрал миллионы просмотров за несколько дней. И это неудивительно: извлечение меда из ульев — самая трудоемкая и времязатратная работа в пчеловодстве. Операция состоит из множества шагов, основными являются открытие улья, удаление пчел, распечатывание сот и работа центрифуги аппарата медогонки. А австралийский проект Flow предлагает решение, при котором для извлечения меда не нужно открывать улей и тревожить пчел — нужна лишь емкость, в которую будет стекать готовый продукт.

С помощью ролика изобретатели необычного улья привлекли внимание к сбору средств на производство, и даже собрали сумму, превышающую первоначально запланированную. Однако башкирские пчеловоды после просмотра ролика выразили сомнение в жизнеспособности такого устройства. Генеральный директор ООО «Башкирские пасеки+» Сергей Мулюков считает, что ролик — всего лишь пиар-акция.

— Ролик — пиар-ход для привлечения инвестиций на реализацию проекта, — говорит Сергей Мулюков. — Что касается изобретения, считаю, что это монтаж, и то, что они предлагают, — нереализуемо. Невозможно получать мед, не беспокоя пчел и не подвергая их опасности. Даже если я не прав и изобретение действительно работает, в Башкирии в промышленных масштабах его не применить — на зиму пчел мы заносим в омшаники. Как контролировать количество оставшегося меда в таком «инновационном» улье? Нашим пчеловодам ближе канадское промышленное пчеловодство — акцент на увеличении числа пчелосемей и пасеки, труд им облегчают автоматизация и оптимизация процессов. В Канаде есть пчеловоды, которые содержат 17 тысяч пчелосемей втроем — отец, мать и сын. И только в дни сбора меда нанимают персонал на короткое время. Только в этом случае можно говорить об увеличении количества меда. Без труда, чтобы мед сам наполнял банки — это маловероятно.

Такого же мнения придерживается практикующий пчеловод Рафаэль Валеев.

— Массовое использование таких ульев в наших условиях невозможно, — говорит Рафаэль Валеев. — Ради интереса — один-два, не более. Кроме того, есть вопросы по защите вытекающего из рамок меда от пчел — в реальности насекомые просто будут «воровать» этот мед и разорят улей (при традиционных ульях медогонку устанавливают в закрытом помещении). Также неизвестно, каким образом осматривать рамки на предмет наличия в них личинок пчел.

— Нам надо учиться реализовывать свой мед, «брендировать» его за пределами не только республики, но и сделать его транснациональным. Люди по всему СССР знали о башкирском меде. Знали о том, что он самый лучший. К сожалению, это поколение уходит, а молодежь о башкирском меде ничего не знает. У нас есть перспективы. К примеру, новозеландский мед манука стал известен благодаря правительству страны — были выделены значительные денежные средства на исследование качеств меда, были найдены уникальные свойства. Теперь новозеландский мед продают во всех аптеках, он известен во всем мире. Я считаю, что башкирский мед ничем не хуже, — прокомментировал Сергей Мулюков.

проект Flow

One thought on “Австралийский автоматический улей

  • 10.05.2017 в 22:13
    Permalink

    Ну наконец то! Заипался рамки таскать да медагонку крутить

    Ответ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *